Сайт функционирует на базе автоматизированной системы «Типовой сайт комитета Государственной Думы Федерального собрания РФ».

Закрыть

сегодня 18 июня понедельник

Комитет Государственной Думы по безопасности и противодействию коррупции

Государственная Дума Федерального Собрания Российской Федерации

Член Общественной палаты просит вернуть «нулевое промилле» для водителей

06.04.2015

 Член Общественной палаты, руководитель федерального проекта «Трезвая Россия» Султан Хамзаев обратился к главе комитета Госдумы по безопасности и противодействию коррупции Ирине Яровой с просьбой вернуть вернуть «нулевое промилле» для водителей (письмо есть в распоряжении «Известий»). По его словам, отказ от «сухого закона» для автомобилистов привел к увеличению смертности на дорогах.

 
В конце июля 2010 года Дмитрий Медведев (занимавший на тот момент пост президента)  подписал так называемый сухой закон для автомобилистов. До этого в России была установлена допустимая норма содержания алкоголя в крови, которая составляла 0,3 промилле. В апреле 2013 года с предложением вернуть предельно допустимый уровень содержания алкоголя в крови — с учетом погрешности измерительных приборов — выступил Совет Федерации. Законодатели предложили наказывать водителей, если обнаружено более 0,16 мг на 1 л выдыхаемого воздуха, или 0,35 г и более на 1 л крови.
 
В июле 2013 года президент РФ Владимир Путин подписал закон, отменяющий «нулевое промилле» для водителей. Он устанавил, что состоянием опьянения будет считаться наличие абсолютного этилового спирта в концентрации, превышающей возможную суммарную погрешность измерений, а именно 0,16 мг и более на 1 л выдыхаемого воздуха. При этом закон увеличил до 50 тыс. рублей штраф за вождение в состоянии опьянения. Нововведение было направлено на то, чтобы не наказывать трезвых водителей, у которых алкотестеры могут отреагировать на кефир или квас, то есть если в крови найдена ничтожно малая доля фонового алкоголя.
 
Хамзаев в своем обращении приводит в качестве аргумента возвращения «нулевого промилле» официальную статистику ГИБДД за 2014 год, согласно которой общее число ДТП с участием пьяных водителей выросло почти на 22%, а число погибших в этих авариях увеличилось почти вдвое — на 47%.  
 
«По моему мнению, усугублению ситуации поспособствовала отмена «нулевого промилле» в 2013 году, которая дала возможность употреблять алкоголь (хоть и в небольших количествах), перед тем как сесть за руль. У водителей появилась иллюзия того, что, выпив рюмку водки или стакан пива, они останутся безнаказанными. В итоге они не всегда могут рассчитать точную дозволенную дозу алкоголя», — отмечается в сообщении.  
 
— ДТП с участием пьяных водителей стало одной из самых главных проблем дорожной безопасности, поэтому считаю, что нужно уметь признавать свои ошибки, особенно когда речь идет о таких социально ответственных вещах, как жизнь и здоровье нации, — отмечает член ОП Султан Хамзаев.  
 
Недавно Общественная палата уже выступала с инициативой внести поправки в КоАП РФ, согласно которым лица, совершившие правонарушения в состоянии алкогольного опьянения, в том числе и водители, обязаны по решению суда пройти курс лечения от алкоголизма. 
 
Общественник также отметил, что обращение обязательно будет подкреплено социологическим исследованием, которое в ближайшее время проведет по заказу Общественной палаты Всероссийский центр изучения общественного мнения (ВЦИОМ).
 
Психиатр-нарколог, эксперт Национального антинаркотического союза Марат Агинян отметил, что предлагаемая общественниками мера вписывается в политическую стратегию — в частности, в современную наркополитику, которая идет в сторону ужесточения, а не лояльности.  
 
— Опыт строгой наркополитики в разных странах показывает эффективность. Может, это не очень научно, не очень психологично, не очень этично, но это работает. Мы, наркологи, имеем дело с последствиями социальных проблем, связанных с употреблением алкоголя, которые находятся за пределами медицины и психологии. Общество пытается решить эту проблему при помощи социальных рычагов. Но когда оно и власть не справляются с ней, пациент попадает ко мне. В разных странах этот вопрос решается по-разному — в каких-то более лояльно, в каких-то — менее. Но результативность запретительных мер в целом прослеживается, — отметил Марат Агинян.  
 
Читайте
Написать об этом в Вконтакте Написать об этом в Facebook Написать об этом в Twitter Написать об этом в LiveJournal
Наверх