Сайт функционирует на базе автоматизированной системы «Типовой сайт комитета Государственной Думы Федерального собрания РФ».

Закрыть

сегодня 21 октября воскресенье

Комитет Государственной Думы по безопасности и противодействию коррупции

Государственная Дума Федерального Собрания Российской Федерации

Николай Ковалев: Транснациональные угрозы

22.10.2013

 Выступление руководителя постоянной делегации Российской Федерации на Осенней сессии Парламентской Ассамблеи ОБСЕ

 
---
 
Одним из политических форматов сессии стала Парламентская конференция на тему "Транснациональные угрозы и защита прав человека: роль ОБСЕ". Впервые в многолетней истории ПА ОБСЕ была предоставлена трибуна руководителю постоянной делегации Российской Федерации в Парламентской ассамблее ОБСЕ, депутату Государственной Думы, генералу армии Николаю Дмитриевичу Ковалеву.
 
Актуальность затронутых российским парламентарием тем подтвердилась дружной овацией зала, неподдельным интересом зарубежных масс-медиа, уверениями иностранных партнёров в правильности и своевременности проблем, затронутых "русским генералом Николаем Ковалевым".
 
Резким контрастом очевидному политическому успеху российской парламентской миссии на Осенней сессии ПА ОБСЕ стало фактически тотальное молчание отечественных СМИ по данному поводу. Хотя не было случая, чтобы любая критика в адрес России, доносившаяся с трибуны указанной международной организации, не оказывалась тут же подхваченной и тиражируемой внутри нашей страны, в том числе ведущими информационными агентствами.
 
Предлагаем читателям "Столетия" текст выступления депутата Государственной Думы Н.Д. Ковалева перед парламентариями 68 стран мира, входящих в ПА.
 
Уважаемый господин Председатель!
 
Уважаемые коллеги!
 
Прежде всего, позвольте выразить признательность за возможность выступить и поделиться с вами некоторыми соображениями.
 
Не претендую на полное освещение обсуждаемой проблемы: она слишком многопланова. Наш долг – уделить приоритетное внимание тем вопросам, решение которых не терпит отлагательства.
 
Недавние кровавые события в Найроби и Нигерии, нападение на российское посольство в Ливии вновь выдвинули в число первоочередных задачу объединения усилий в борьбе с угрозой международного терроризма. В связи с кенийской трагедией хочу привлечь ваше внимание к следующим моментам.
 
Террористическая группа состояла из граждан разных стран. Тем не менее, они сумели собраться одновременно в одной точке и нанести удар, который спецслужбы не смогли предупредить. Высокий уровень организации теракта свидетельствует о том, что преступники тесно координировали свои действия. Ни этнические различия, ни государственные границы не стали для них препятствиями.
 
Уважаемые коллеги, а можем ли мы с вами похвастаться подобным единством? Что мы можем противопоставить сплоченности террористического подполья?
 
Приходится констатировать, что террористы нередко паразитируют на нашей собственной разобщенности, противоречиях, неготовности находить общий язык в вопросах, требующих согласованных действий.
 
Анализ показывает, что кенийский инцидент является звеном единой цепи событий, начало которым было положено еще в период свержения режима Каддафи в Ливии. Сегодня Ливия разваливается на «удельные княжества». Это грозит ей новыми страданиями. Известно, что уже на начальном этапе «ливийской революции» к ней примазались тысячи головорезов, в том числе из пресловутой «Аль-Каиды».
 
Тогда, несмотря на наши предупреждения, это не сильно озаботило американских коллег. А напрасно! После убийства Каддафи толпа обученных и вооруженных бандитов перекочевала в Сомали, которая теперь
 
превратилась в мощную опорную базу международного терроризма. Именно оттуда и был нанесен удар по Кении.
 
Упомянутые события – это яркий пример того, что Президент России назвал трансграничным «переливом терроризма». Сегодня у нас с вами есть все основания опасаться повторения такого сценария, теперь уже в сирийском контексте. Мы должны себе отдавать отчёт в том, что помощь без разбора «всем, кто против Асада», приведёт к тяжелейшим последствиям. Среди них – усиление имеющихся и появление новых террористических группировок, перерастание конфликта в межконфессиональную войну, перетекание террористов и их активности на сопредельные с Сирией территории (где, между прочим, начинается юрисдикция ОБСЕ). Мы в России хорошо знакомы с практикой террора, и нас не может не волновать подобная перспектива.
 
Мы по-прежнему считаем, что единственным выходом из сирийского кризиса является прекращение любой иностранной помощи радикальным вооруженным формированиям и налаживание переговорного процесса в рамках «Женевы-2» без каких бы то ни было предварительных условий. В данный момент благодаря предпринятым, в том числе Россией, усилиям удалось существенно снизить угрозу прямого военного вмешательства в сирийские дела. Мы приветствуем такое развитие событий!
 
Не могу не коснуться другой важной темы. У нас имеется общее понимание того, что одной из самых опасных транснациональных угроз является попадание в руки злоумышленников технологий и материалов для разработки и получения оружия массового уничтожения. Но давайте в таком случае посмотрим на ситуацию в Сирии и с этой точки зрения. Уместно спросить: не является ли моральная, финансовая и военно-техническая помощь сирийским боевикам из-за рубежа фактором, создающим реальный риск овладения ими химическим оружием?
 
Хочу еще раз призвать коллег-депутатов тщательно разобраться самим и помочь разобраться общественности и правительствам своих стран в том, что на самом деле представляет из себя значительная часть так называемых «борцов с режимом Асада».
 
Я не случайно уделил столь пристальное внимание террористической угрозе. Сегодня она представляется наиболее реальной и опасной. Тем не менее, с нашей повестки дня не снимаются и другие вызовы безопасности на пространстве ОБСЕ. Мы видим эти угрозы. На определенных этапах Парламентской ассамблее ОБСЕ удается вносить конкретный вклад в дело их нейтрализации.
 
Однако, коэффициент полезного действия нашей организации в последние годы все же остается до обидного низким, а механизм реализации принятых
 
решений нередко пробуксовывает. Красивых слов много, дел гораздо меньше. До сих пор нет ощутимого прогресса в решении стратегической задачи – создании на пространстве ОБСЕ зоны общей и неделимой безопасности.
 
В чем причины такого положения?
 
По-моему, основная причина состоит в том, что отдельные наши коллеги с упорством, достойным лучшего применения, продолжают нагромождать искусственные препятствия на пути к подлинному общеевропейскому единству. К числу таких препятствий мы относим продолжающиеся попытки поделить европейские государства на «плохие» и «хорошие», на учеников и учителей.
 
Такие деструктивные действия, прямыми следствиями которых являются сохраняющийся в наших рядах раскол на Восток и Запад и «кризис доверия» между государствами ОБСЕ, я бы назвал одной из главных сегодняшних транснациональных угроз безопасности на пространстве ОБСЕ.
 
Колоссальный вред выработке консеснусных решений в рамках Парламентской ассамблеи ОБСЕ наносит продолжающаяся практика применения в подходах к транснациональным угрозам так называемых «двойных стандартов».
 
Приведу наглядный пример. Одной из новых глобальных угроз международной безопасности считается киберугроза, то есть возможность вторжения террористов в виртуальное пространство. Однако, как выяснилось, киберпространство уже давно подвергается незаконным вторжениям со стороны государственного ведомства США – Агентства национальной безопасности.
 
Сегодня необходимость повышенного внимания к вопросам безопасности на пространстве ОБСЕ диктуется объективными причинами. Прежде всего, это вызвано нестабильностью в близлежащих регионах.
 
После вывода из Афганистана в 2014 году Международных сил содействия безопасности мы можем столкнуться с осложнением ситуации в этой стране, что чревато серьёзными угрозами для государств региона. В числе возможных рисков – рост наркотрафика, трансграничной преступности, неуправляемые потоки беженцев и мигрантов., распространение экстремистских идей. Для противодействия им нужны комплексные меры, в том числе задействование структур ООН и профильных организаций, таких
 
как ОДКБ и ШОС. Велика роль и ОБСЕ, прежде всего, в плане содействия борьбе с терроризмом, наркопроизводством, оргпреступностью, а также в деле подготовки афганских кадров.
 
Не меньшую озабоченность вызывает положение дел в Южном Средиземноморье. Очевидно, что нестабильность и непредсказуемость развития ситуации в регионе Северной Африки и Ближнего Востока будут иметь долгосрочный характер, что сопряжено с повышением рисков для государств-участников ОБСЕ, особенно Северного Средиземноморья, а также стран-средиземноморских партнеров ОБСЕ по сотрудничеству (Алжир, Египет, Израиль, Иордания, Марокко, Тунис). Поэтому нам необходимо налаживать более тесное взаимодействие с этими государствами по всему спектру общих вызовов.
 
Имеет смысл поставить в ОБСЕ обсуждение ситуации в Южном Средиземноморье на регулярную основу. Форматов для этого достаточно, включая Ежегодную конференцию по обзору проблем в сфере безопасности и ежегодные Средиземноморские конференции ОБСЕ. Очевидно, эти проблемы должны находить отражение и в дискуссиях на Средиземноморских форумах нашей ассамблеи, а также на её сессиях, включая осенние заседания.
 
Пока не вполне научно осмысленной, но уже вполне реальной транснациональной угрозой безопасности на пространстве ОБСЕ я предложил бы считать подталкивание к форсированному построению демократии западного типа в тех странах, которые не вполне или вовсе к этому не готовы.
 
На примерах Афганистана, Ирака, Ливии, Египта, Сомали, других «горячих точек» мы видим, что «принуждение к демократии», а по сути её насильственное насаждение приводит к большим жертвам, расстройству управления, нищете, огромным экономическим потерям, хаосу и, в конечном итоге, воссоздает благоприятные предпосылки для реставрации тоталитарных режимов под предлогом необходимости установления элементарного порядка. Таким образом, достигается результат, прямо противоположный первоначально заявленному. Одновременно возникает большое сомнение в добросовестности тех, кто изначально провоцировал развитие событий по подобному сценарию.
 
В период «холодной войны» было такое понятие – «экспорт революции». Сегодняшнее селективное «принуждение к «демократии» очень напоминает мне эту практику эпохи «холодной войны».
 
Но сама жизнь показала, что процесс строительства демократии требует терпения и времени. А вот спешка в этом деле порождает новые опасные волны нестабильности.
 
В заключение позволю себе сформулировать несколько конкретных предложений, реализация которых, на мой взгляд, могла бы способствовать повышению эффективности нашей общей работы.
 
Думаю, нам следует терпеливо расширять набор согласованных контртеррористических мер. Имею в виду, в частности, введение единого международного ордера на арест.
 
Крайне необходим прогресс в решении вопроса о единой системе маркировки взрывчатых веществ на пространстве ОБСЕ.
 
Мы с вами как депутаты национальных парламентов могли бы внести более ощутимый вклад в дело имплементации международных норм противодействия терроризму в национальное антитеррористическое законодательство наших стран.
 
Требует существенной корректировки реакция Парламентской ассамблеи ОБСЕ на те или иные события. Весь мир «бурлит» (теракт в Кении, нападение на российское посольство в Ливии, уничтожение химического оружия в Сирии, кстати, Сирия уже присоединилась к Конвенции о запрещении химического оружия, трагедия около острова Лампедуза), а Ассамблея молчит, её не видно и не слышно. Страдает авторитет Ассамблеи. Предлагаю подготовку документов и заявлений по подобного рода событиям возложить на рабочие органы ПА, согласовывая их с Постоянным комитетом в рабочем порядке, озвучивая их в период между сессиями. По моему мнению, это только укрепит авторитет ПА ОБСЕ.
 
г. Будва, Черногория, 14 октября 2013 г.
 
Написать об этом в Вконтакте Написать об этом в Facebook Написать об этом в Twitter Написать об этом в LiveJournal
Наверх